Лаборатория V-17

Пост обновлен 26 нояб. 2020 г.

- Здравствуйте, господин Штроссер, - Вальтер вошел в кабинет и вяло махнул рукой.


Доктор аккуратно снял очки и выйдя из-за стола, направился Вальтеру навстречу.


- Здравствуйте, полковник. Простите что не вышел вас встречать, очень много работы. Вас встретили?

- Ничего страшного, доктор, всё в порядке. Вы в курсе, я приехал по поручению рейхсфюрера, но это не означает, что собираюсь у вас наводить свои порядки.

- Располагайтесь, полковник, - доктор указал на кресло у камина.


Вальтер оглядел кабинет. В углу у окна стоял большой стол с маленькими изысканными деревцами. Они, кажется, назывались бонсаями. Чуть правее, у стены с камином, стояли два кресла и журнальный столик, а с противоположной стороны широкие стеллажи с книгами, перед которыми расположился рабочий стол доктора.


- Не хочу долго отнимать время, но мне нужно ознакомиться с вашим хозяйством, доктор, и получить максимально полное представление о работе, чтобы составить рапорт.

- Конечно. Мы прямо сейчас можем пройти на плац. Я только дам команду, чтобы построили людей.

- Чуть позже, доктор. Введите меня сначала в курс дела.

- С чего же мне начать, полковник?

- С самого начала, - Вальтер улыбнулся, - мне интересно всё, тем более, что я ничего не знаю. Чем вы занимаетесь, какие технологии применяете, какие ресурсы вам необходимы для успешной работы.

- Основой нашей технологии, - доктор замялся и спросил, - простите, какое у вас образование?

- Юридическое. Но есть курс медицинского факультета.


- Тогда я попробую пояснить всё, как говорится, «на пальцах». Наш метод берёт за основу одно философское предположение, которое гласит о том, что каждый человек живёт в собственной реальности. И та видимая реальность, которой мы все пользуемся, всего лишь общая площадка для желающих пообщаться. Другими словами — иллюзия, вроде галлюцинации над иссохшей пустыней.

- Любопытное начало, доктор. Но мне нужно как можно более точное и конкретное описание. Я не могу использовать философские или мифологические представления в рапорте.

- Да, конечно. Сейчас я перейду к конкретике,- доктор сел в кресло напротив, сжал пальцами переносицу и прикрыл глаза.


- Продолжаю, - сказал доктор и открыл глаза, - то, что у любого человека фиксируется как память, имеет личный сюжет событий, картинок с описанием действующих лиц, и эмоциональную окраску взаимодействия с этими лицами. Если заменить какую-то часть этих красочных картинок в памяти, мы получим своего рода «окно», в которое можно вшить другой сюжет, других действующих лиц, вплоть до родственников, и даже психологическое состояние, связанное с этими лицами.

- Понимаю, доктор. Продолжайте, - поддержал доктора Вальтер.


- Мы используем собственные методы гипноза, и погружаем наших подопечных в глубокий транс, в котором стираем одни события и меняем их на другие.

- Очень интересно.

- Если взять всю перспективу событий конкретного человека, ему можно заменить практически всё. Начиная от национальной принадлежности, и заканчивая его глубокими политическими убеждениями.

- Вы это серьёзно, доктор?

- Конечно. Нас не просто так укрыли в этом захолустье. Мы опасны для общества. А поэтому, это скорее арест с благоприятным содержанием. Но, согласитесь, при необходимости и нашу методику можно использовать на благо нации. Не так ли?


- Абсолютно, доктор. Кажется я начинаю понимать, насколько важны ваши разработки.

- Мой молодой друг. Скальпелем можно вскрыть брюшину, но и порезать сосиски. Или, в крайнем случае, убить своего врага. Ровно так же следует относиться и к нашему методу. Мы аккуратно вырезаем память одной личности, и заменяем её на другую. Новая память ни чем не хуже, а порой даже более яркая и эмоциональная. Главное наше достижение, - мы научились работать с подшивкой эмоционального фона.


- Другими словами, вы в состоянии сделать из простого русского крестьянина, скажем… настоящего арийца?

- Совершенно верно! Что самое удивительное, у наших пациентов, простите, ваших агентов, меняются даже черты лица. И если его потом одеть в соответствующую традициям одежду, он ни чем не будет отличаться от остальных.


Вальтер встал, и стал прохаживаться по кабинету.

- Простите, доктор. Вы рассказывается удивительные для меня вещи. Это очень, очень интересно. Прошу вас, не обращайте внимания на моё возбуждение. Продолжайте.


- Собственно я закончил. - Доктор рассмеялся.

- Позвольте. А как же навыки? Например, навык стрельбы из пистолета, или сборки взрывного устройства? Одну личность этому учили, а вы пришили вместо неё некую другую и куда в таком случае деваются навыки?

- Хороший вопрос, полковник. Навыки не стираются. Это совершенно различные слои памяти. Нам привозят готовый материал после вашей школы, где агенты получают перечисленные вами навыки. Мы, конечно, немного подправляем уже здесь, на месте эту программу подготовки, чтобы некоторые элементы, которые закладывались на практическом уровне, были вписаны в другие слои.

- Хорошо, - Вальтер достал блокнот и сделал какие-то пометки.

- Далее мы из полученного материала лепим новую личность, заменяя ему основную структуру памяти. Например, в лагерь попал крепкий русский парень. Далее мы меняем ему память с помощью транквилизаторов и глубоко гипнотического транса.А после он становится, англичанином, родившемся в Индии, - доктор улыбнулся.


- Другие события, личности, подробности, эмоции. Всё другое. При необходимости можно подправить и черты лица. По этой части у нас здесь не возникает проблем. Таким образом, наша «личинка» будет иметь первоклассный английский вид.


- Кстати. На счёт подробностей. Кто их придумывает? - Вальтер оторвал взгляд от своего блокнота и пристально взглянул в глаза доктору.

- Подробности собирают как и любую другую информацию, специалисты. На основе подробностей выстраивается контекст своего рода пьесы.

- И кто же пишет сами пьесы?

- Я вытащил из лагеря одного сценариста, второстепенного. Он ни кому не был нужен. Практически — не известен и работал в одном маленьком театре. Его очередная пьеса была с фразой на тему национал-социализма, и Гестапо тут же организовало ему лагерь.


- Не Гестапо, доктор. Не Гестапо. Организуют соседи, друзья, и даже родственники. Гестапо лишь производит арест и дознание.

- Простите, полковник. Вы правы. Я совсем забыл, с кем разговариваю.

- Ну что вы, доктор. Вы всё прекрасно поняли. Боюсь, что ваш сценарист будет писать свои сценарии с таким же предубеждением, и тогда нас ждут неприятности уже не здесь, а на территории противника.

- Я это учту, полковник. Хорошее замечание. Может вы организуете предварительную экспертизу сценариев?

- Отличная мысль. Я обязательно её упомяну в рапорте.


Вальтер достал сигарету и вопросительно посмотрел на доктора. Тот в ответ молча махнул рукой.


- Знаете доктор, я не ожидал всё это услышать. Прекрасная идея, и по вашим словам, достаточно хорошо продуманна. Но есть вопросы, которые у меня возникают. Например, вы всё подготовили, агента отправили, скажем в Британию. Мне не понятно вот что: каким образом, такая спящая «личинка», как вы выразились, вдруг очнётся и начнёт работать на нас?

- Для этого у нас разработана другая технология. Правда она не всегда срабатывает и в этом большая проблема.

- Расскажите, доктор. Ваши проблемы будут должным образом отображены в рапорте и, надеюсь, вам предложат помощь в её решении. Каким образом будет осуществляться пробуждение и связь с центром?

- Не совсем так. Я поясню, - доктор поднялся и подошел к бонсаям, - агент отправляется абсолютно «голым», без каких либо передатчиков, бланков для шифрования и прочих компрометирующих материалов. Он абсолютно чист.


- Но как же тогда вы предполагаете установить связь? Тем более, что агент находится, если я правильно понимаю, под воздействием гипноза, и абсолютно не помнит, на кого он работает.

- Верно. Агент чист, как ребёнок. И вторая технология предполагает установление прямого контакта по телепатическому каналу. В какой-то момент, когда нам необходим именно этот агент, к нему подключается наш «ведущий», дистанционно устанавливает с ним….. как бы вам сказать… - доктор подошёл к окну и задумчиво замолчал глядя на плац. Потом повернулся и добавил:

- Канал энергетический, на тонком плане. Это нечто, что не объективируется в нашей реальности. Нет ни каких радиосигналов. Нет писем, шифровок и прочих принятых здесь атрибутов шпионажа. Во сне к нашему агенту приходит ведущий и диктует ему набор цифр. После своего пробуждения от сна, агент через некоторое время превращается из «личинки» в «жука». Пробуждается.


- Браво, доктор! Неожиданный поворот. Вы точно знаете, что утверждаете?

- Засыпает одна личность, а просыпается другая. Поверьте просто на слово, - несколько устало закончил доктор.

- Нет доктор, так не пойдёт. Я ни кому не верю, даже самому себе, - Вальтер засмеялся, - я бы хотел точно знать, а не верить.


- Ну хорошо. Мы проводили эксперименты множество раз. Примерно в 78 процентах случаев, агент превращался из «личинки» в «жука». Это достаточно приличный результат для научного исследования, но он не может удовлетворить нас с практической точки зрения. И вас — тоже. Мы это учитываем.


Вальтер внимательно слушал и молчал. Он прекрасно понимал, что это направление исследований может открыть совершенно новые возможности для разведывательной деятельности. И есть проблемы, часть которых можно решать в рабочем порядке. Но есть и такие, которые могли быть ложным предположением и вести в тупик. Для исследователя это явление хорошо знакомо, и как они говорят: отрицательный результат, - тоже результат. Для практиков же, особенно в разведке, такого рода результаты не могут быть приемлемы.



- А как же с параллельными реальностями? - Вальтер внезапно переключил разговор на другую тему.

- Я разве об этом говорил? - рассмеялся доктор, - хорошо. Давайте мы с вами пообедаем, и там я вам всё расскажу более подробно.


Доктор будто очнулся от тяжести разговора и в его глазах загорелся огонек исследователя.

- Прекрасно. Сначала мы познакомимся с вашими пациентами, - Вальтер засмеялся и поправился, - нашими агентами. А затем пообедаем и продолжим интересную беседу.


#сознание #2мироваявойна #изменениесознания #тонкиймир

Просмотров: 25Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все