Война и немцы. Эпизод Третий.

В нашем подразделении ещё были украинцы и немцы. Помимо большого числа узбеков, таджиков и незначительного числа русских. Командир умело распределял обязанности, ставя во главе выполняемой задачи или русского, или немца. И дело тут было не в том, что у него существовали какие-то расовые предрассудки. Вряд ли. Просто он был по немецки прагматичен. Молодняк из Узбекистана и Таджикистана собирали в массовом количестве на службу, как хлопок к очередному съезду партии, и не обращали внимания на то, что с грамотой и образованием у них совсем беда.


Задачи, которые ставились перед дивизионом, часто были технического характера. И тут было совсем не разумно использовать людей, которые боялись лопаты для снега. Поэтому командир отбирал технически грамотных, исполнительных и пунктуальных ребят, для выполнения технических работ. Украинцы закрывали все вопросы хозяйственного характера. Ребята из Средней Азии использовались лишь как рабочая сила, причем требующая постоянного контроля со стороны.


С одним из немцев мне довелось не раз попадать на дежурство, чему я признателен не только командиру, но и немецкому богу, который ко мне благоволил на протяжении всей службы. Отчётливо запомнился один мелкий случай.





Сверху поступила команда произвести некоторые работы вполне утилитарного характера. Казалось бы, - чего проще? Подойди к своим солдатам, дай команду и они выполнят то, что от них требуется. Но не так всё просто в этом подлунном мире. Каждый, даже маленький человечек, всегда стремится доказать своё наличие в этом мире и утвердить своё мнение.


Если бы в команде были только русские, или украинцы, вся срочность могла быть сведена к фразе:

- А я думал, что сутки заканчиваются в 24 часа…, - при этом хитро щурясь от солнца, которое село часа два назад.


Про узбеков и таджиков и думать не хотелось. Там мне бы пришлось им показывать личным примером, как и что делается, при том что они неизменно стремились растечься по позиции в разные стороны и где-то заснуть под кустом. Меня спас мой немец. Он был как с картинки - «настоящим арийцем». Высокого роста, волосы русые с рыжеватым оттенком. Крепок в плечах, смекалист и пунктуален. Вдобавок еще и не многословен.


Я высунул нос из окошка дежурки и крикнул:

- Сержант, подойдите ко мне.

Сержант появился в двери, слегка пригнув голову и вытянулся по стойке смирно.

- Сержант, нашему отделению следует выполнить следующее…. Я чётко продекларировал задачу, срок и ответственность за невыполнение приказа. Сержант не меняя позу выслушал меня, и кратко произнеся:

- Есть, - отправился на поиски узбеков.


Не прошло и пяти минут, как одна часть узбеков покорно рыла траншею, тогда как вторая часть уже тащила откуда-то кабель. Сержант возвышался над ними, как Марс, с маленькой веточкой в руках, как бы невзначай похлопывая ею по голенищу сапога.

У меня тоскливо заныло сердце от каких-то смутных и странных, воспоминаний. Наконец-то, первый раз за всю службу, я почувствовал себя реальным офицером.

Сейчас, глядя из будущего в прошлое, хорошо понимаю причины тех эмоций, которые подсознательно всплывали на протяжении всей жизни. Но в то время находясь в облаке неосознанных и ни как не подтверждаемых чувств, уму было не за что зацепиться, чтобы сделать хоть один шаг к каким либо выводам.


Ко всем прочим радостям моих дежурств добавлялся парторг части. Поскольку я не значился у него в качестве "члена", но видимо, на его взгляд имел некие перспективы, он регулярно меня доставал своей заботой и нравоучениями. Поскольку свободного времени у него по службе было всегда вагон с тележкой, он мог бесцельно слоняться по позициям и проводить воспитательную работу с теми, кого повстречал на своём пути.


Понятно, что к рядовому составу он был холоден и равнодушен. Его интересовали офицеры, причём, желательно те самые «пинжаки». С ними можно и нужно было проводить воспитательные беседы, поскольку они были люди совсем не военной закалки, без ярко выраженного покраснения лица от долгих бесед «кадровых офицеров».


Где бы и когда он меня не заприметил, он просто «мухой» летел в мою сторону, чтобы задолбить окончательно и бесповоротно. На моё несчастье у него всегда под задницей был УАЗик службы химзащиты и верный водитель, которого он видимо, уже воспитал. Скрыться от него было реально лишь бросившись внезапно в гущу леса, или скрывшись внутри хранилища с ракетами.


По началу я с любопытством относился к его болтовне. Но когда выяснилось, что эта болтовня становится достоянием всего высшего офицерского состава части, мне пришло в голову, что лишний раз подставляться, наверное всё же не стоит. И каждый раз приходилось искать способы скрыться от этого "Джо", который вечно меня ловил. Его вечные поиски моей персоны наводили на параноидальные размышления. Иногда складывалось впечатление, что в штабе разрабатывали специальные операции по поимке именно "этого пинжака".


Хорошо запомнилась одна история. Я был как обычно на суточном дежурстве и резонно полагал, что после этого доберусь до общежития и просто высплюсь. Как раз к моменту моей замены на другого «пинжака» была объявлена боевая тревога и вся часть пришла в движение. Это конечно напрягало, но уже не очень, поскольку такой режим был смыслом жизни всей части.


Заняв предписанную мне штатным расписанием позицию я стал наблюдать за происходящим. Была высокая вероятность, что это реальная боевая тревога, потому что и политическая обстановка была действительно напряжённой, да и наша часть была важным звеном в первые часы вероятного нападения. Паранойя паранойей, но здравый смысл никогда не должен засыпать.


Через два часа вдруг завыла сирена химического нападения и все срочно укрылись в специально оборудованных с этой целью помещениях. Включая и меня. Тут я усомнился в реальности происходящего. В условиях химического нападения предписывалось всем одеть средства защиты и укрыться в специальном бункере, задраив все двери.


И тут выяснилось, что всю эту «операцию по принуждению к готовности» выдумал наш дорогой парторг. Не знаю почему, но меня потянуло в общагу и я вышел из укрытия. На позициях было тихо. Ни чем не пахло, лёгкий снежок покрыл все площадки ровным и красивым слоем свежего покрывала. Стараясь нигде не мелькать на виду, я стал передвигаться по направлению к военному городку.

- Я тебя ждал, старлей! - внезапно раздался голос моего друга "Джо".

Он выглядывал из приоткрытой двери своего УАЗика, притаившегося за укрытием для химзащиты.

-…@…, - подумалось мне, и первым решением стало скрыться в здании нашего боевого расчёта.

- Ты от меня не скроешься! - прокричал "Джо" на весь притихший лес, заметив моё движение, - я тебя достану!


Петляя как заяц, я старался не оставлять лишних следов на свежем снегу, стремясь передвигаться вдоль кустарников с опавшими ветками и осенними листьями, двинулся в намеченной цели. Пробегая мимо заправочной станции, я обратил внимание, что дверь — не закрыта. Аккуратно открыв её так, чтобы не скрипели петли и возле входа не оставить следы, я скрылся в помещении и прикрыл дверь обратно.


Было похоже, что "Джо" потерял след. Он несколько раз проезжал мимо окна заправочной станции в различном направлении и когда остановился прямо рядом, я уж было подумал, что он меня вычислил. Однако и на этот раз он лишь открыл дверь УАЗика и громко известил пустынный лес, окружающий нашу часть:

- Слышь, старлей! Я сейчас достану зарин и обработаю все сараи в округе!

Прислушавшись к шороху елей, он добавил:

- У тебя же нет противогаза, гадёныш! Ты сдохнешь как крыса, даже жена не узнает где твоя тушка валяется!


Меня чуть не разобрал смех. "Джо" выглядывал из двери в метре от окна, где я слушал его речи. С трудом сдерживая смех я затаил дыхание и действительно прикинулся мышью, забившейся под веник. "Джо" спрятал свою красную морду в машине и УАЗик вдруг набрал скорость, видимо решив перехватить меня на проходной.


Я опустился на корточки и тихо засмеялся. В это момент откуда-то из-под стола раздался тихий голос:

- Командир… слышь меня… командир…

Глянул под стол и увидел там маленького киргиза, который служил во вспомогательном отделении. Он выбрался из под стола и сказал:

- Командир, надо уходить. Этот шакал тебя достанет. Пойдём, не бойся, я тебя выведу.

И он повёл меня через лес к забору части, где была проделана ровная и хорошо замаскированная дырка "на волю".


#советская #армия #СССР #офицер #сержант #войнаинемцы #рассказ #капитан #парторг #химзащита #рядовой

Просмотров: 0

© 2019-2020  "Festina lente "  Все права защищены 

Россия,  Санкт - Петербург