Война и немцы. Эпизод Первый.

Пост обновлен янв. 8

Присказка.


Чтобы ввести немного в курс того, как выглядела служба в Советской Армии в конце 80-х, следует упомянуть, что в армию призывали мальчишек 16-ти лет, прямо из-за школьной парты. Из общего числа призывников на пунктах военкомата, так называемые «покупатели» набирали команды и вместе с ними следовали в расположение своей воинской части.


Из самых смекалистых или имеющих профессию, отбирали ребят в «учебки», где готовили младший командный состав, из которых через пол-года выпускали младших, и просто сержантов. Остальных же собирали по всем необъятным просторам страны и свозили по правилу: чем дальше от дома, - тем лучше. Офицерский состав младшего уровня набирали в военных училищах и в приписном отделе военкоматов, где конвертировали «всяких инженеров» в лейтенанты.


Поскольку на мой счёт, по всей видимости поступило строгое предписание, - ни какие доводы на счёт наличия ребёнка и в скором времени второго — не действовали. У меня на глазах, ни мало не смущаясь, занимающийся конвертацией «зловред» отпускал домой офицеров в запасе лишь потому, что один принёс портфель с коньяком, а второго потому, что «приболела мама».


Меня же, он грубо прервал, и сообщил: - Германии нужны такие парни. Эта фраза впоследствии стала для меня ведущей.

Я сел в стороне и стал заполнять анкеты и заявление о моём неудержимом желании попасть в славные ряды Советской Армии.


Тогда произошёл случай, который в последствии послужит ещё одной отметкой для моих поисков самого себя. Скрипя зубами заполнял бумаги и в тот момент, когда к «зловреду» пришёл маменькин сынок, косо глянул в сторону «зловреда» и отправил его к праотцам. Конечно мысленно. Ни слова не было произнесено вслух.


Но когда мне, согласно предписанию пришлось на следующий день опять явиться в кабинет «зловреда» я — остолбенел. Рядом с дверью кабинета висела его фотография в траурной рамке, извещавшая о скоропостижной и не своевременной смерти полковника в отставке……


Но дело было сделано. Гадать о том, кто и как способствовал отставному полковнику, тогда у меня времени не было. Скончавшийся накануне «зловред» успел оформить все документы, и меня ждало готовое предписание. Армия открывала мне широкие объятия.


Эпизод первый.


Не стану много распространяться о том, как в штабе армии удалось выправить новое предписание ближе к Ленинграду. Конечно, мне было важно находиться ближе к дому в тот момент, когда жене предстоит родить второго ребёнка. Так или иначе, вместо Риги меня направили на «Дорогу жизни» близ Ладоги и попутно поменяли специальность, по которой я должен был проходить службу.


В штабе Армии оказался вменяемый офицер, который сумел найти повод для замены одного офицера другим. Для сборов дали не так много времени и в один прекрасный день я вышел из пригородной электрички на небольшом полустанке.





Было солнечно и морозно, где-то за 30 градусов. Дымок из труб видневшейся не вдалеке от станции деревеньки поднимался ввысь столбом. Автобусная остановка была пустынной, расписание маршрутов если тут когда-то и висело, то видимо с целью маскировки было удалено без следов пребывания. Высокая влажность и мороз делали своё дело стремительно. Уже через 15 минут я начал понимать, что у меня не так много вариантов дожить даже до вечера.


В каком направлении двигаться было не понятно, ибо секреты в армии доминировали над смыслом. Автобусов не было. И не было даже проходящих машин ни в одну сторону. Это чуть позже я узнал, насколько сложно завести машину в такой мороз. Но тогда меня не интересовали такие технические детали. Я понимал, что мне нужно найти способ для собственного выживания на пустынной площадке. И тут — вспомнилось.


Военная кафедра после её окончания, предписывала прохождение практики в военной части «на сборах», после которых в торжественной обстановке нам должны были присвоить воинское звание «лейтенант». Нас собрали на Каланчевской, и отправили в славный город русского оружия и самоваров город Тулу, где в ближайшем пригороде находилась часть. К нам прикрепили местного подполковника, который и должен был проводить занятия.


Понятно, что студенты не самый организованный народ, особенно на природе, и им всегда зудит найти приключения, чтобы служба не казалась рутиной. Однако подполковник считал иначе. С тем, «чтобы служба не казалась мёдом» он муштровал нас, давая различные задания, которые казались абсурдом и не нужной тратой времени. Например, наряжал в прорезиненные костюмы химзащиты и на солнцепёке предлагал «быстрые физические упражнения» с пояснениями: - Чтобы немного размялись (c).


Стоя на автобусной остановке в пригороде Ленинграда я вспомнил подполковника и такую историю. Однажды день выдался необычно холодным и дождливым. Мы рассчитывали на то, что останемся в палатках, потому что даже попытки справить нужду заканчивались плачевно. Однако подполковник не смотря на наши возражения построил всех перед палатками и стал проводить строевые занятия. Что меня тогда поразило. Он был в тонкой офицерской рубашке летнего образца. Тогда как в отдалении передвигались офицеры в глухих плащпалатках.


Один из студентов из строя поинтересовался, а нельзя ли провести занятия по строевой подготовке в солнечную погоду, поскольку обсыхать нам просто негде. На что полковник спокойно и решительно заявил: - Сушить нижнее бельё будем на себе. Здесь и сейчас. И стоя перед строем, от него пошёл пар, будто он просто включил внутри себя обогреватель. Наш ропот постепенно стал сменяться сопящим подражанием. От нас, конечно, пар не пошёл. Видимо все силы уходили на сопение. Вот этот случай я теперь и вспомнил.


Для настройки своего «обогревателя» я закрыл глаза и сконцентрировался на своей терморегуляции. Постарался внутри себя, в солнечном сплетении ощутить маленький огонёк, который потом усердно раздувал в яркое солнце. Лучи этого солнца мысленно отправлял по всему телу. И действительно я стал ощущать, что согреваюсь. Единственное, где я встретил препятствие, это в том, что по «дороге» лучики солнца быстро отдавали своё тепло, и до кончиков пальцев рук и ног ни как не могли добраться. Если пальцы рук ещё можно было свернуть для согрева в кулак, то пальцы ног в кулак было точно не свернуть.


Я открыл заиндевевшие глаза и стал прыгать стараясь таким образом размять ноги, чтобы хоть как-то пропустить туда кровь. Это не помогало. Подошвы ботинок были явно не рассчитаны на то, чтобы выдерживать стояние на морозе часами. А зависнуть в воздухе ни как не получалось. К окончанию второго часа я увидел УАЗик, который пыхтел к остановке. Мне ничего не оставалось, как только поднять руку и выбежать ему на встречу.


УАЗик спокойно проехал мимо. Я был в отчаянии и с новой силой предпринял попытку согреться. Радовало только одно - я был ещё жив. Когда через пол-часа тот же УАЗик, проезжая обратно остановился и я выяснил, что едет он именно в ту часть, куда мне было выписано предписание, моему счастью не было предела.


Одеревеневшими ногами и руками я забрался в машину.

- А автобусы у вас тут ходят? - спросил я, почувствовав тепло спасительной машинной печки .

- Конечно, ежедневно по расписанию.

- А где же они сегодня?

- Так мороз же, - ответил солдатик просто, - кому оно надо.

И продолжил крутить баранку молча.


#рассказ #войнаинемцы #капитан #СССР #советская #армия #военкомат

Просмотров: 0

© 2019-2020  "Festina lente "  Все права защищены 

Россия,  Санкт - Петербург